Законы для стройки: перепланировка. Какие изменения лоббирует отраслевая Ассоциация

Законы для стройки: перепланировка. Какие изменения лоббирует отраслевая Ассоциация

Как архитекторы юридически защитили паркинги от текущих крыш; почему неправильно, если начальник отдела обходится дороже обычного сотрудника, и чем вредны тендеры при застройке белорусских городов, рассказал «ЭГ» председатель Ассоциации проектных и строительных организаций Беларуси при Минском столичном союзе предпринимателей и работодателей (МССПиР) и директор архитектурной компании «Аверса-групп» Антон ГАРУСТОВИЧ.

   

– Антон Леонидович, зачем архитекторам объединяться в ассоциацию? Вам Союза архитекторов мало?

– Союз архитекторов – это творческое объединение. У нас же задача иная; мы хотим, как и бизнес-сообщества всего мира, улучшать экономическую среду отрасли, воздействуя на принятие и изменение законов, которые влияют как на нашу деятельность, так и на экономику и инвестиционный климат в стране в целом. С учетом же того, что строительная отрасль является одной из самых законоемких (помимо Минстройархитектуры, ее регулируют МЧС, Минздрав, Минприроды, Минэкономики, не говоря уже об огромном количестве административных процедур), то вопросы, которые собирается решать наша ассоциация, легкими не назовешь. Особенно на фоне того, что в стране много проблем, не решаемых долгие годы...

– Можете привести пример?

– Это вопрос с аттестацией (она дает право на деятельность), которую получают не конкретные архитекторы, а юрлица. Если упрощенно, то за реализованный проект отвечают директор и учредитель предприятия, но не архитектор, который может прийти, что-то нарисовать и уйти. Так и фирма может закрыться.

С противоположной стороны, нынешняя аттестация юрлиц привела к тому, белорусские архитекторы оказались явно недооцененными.

К сожалению, организации, которая сопротивлялась бы подобному положению дел и могла влиять на процесс принятия решений в архитектуре, градостроительстве и пр., в стране не было. Мы создавали ассоциацию, уже имея опыт влияния на законотворческий процесс, по сути, помогая министерствам создавать грамотные законы. Но в большей степени – в других отраслях. Ведь мы – это сообщество компетентных людей, реально, по собственному опыту знающих проблемы отрасли: какие нормы законов удорожают строительство, какие его затягивают бесконечными согласованиями знаков пунктуации, никак не влияющими на безопасность среды проживания.

При этом надо помнить: в том океане нормотворчества, в котором приходится плавать архитектурно-строительным компаниям, в диалогах с госорганами напрочь исчезли вопросы прибыли, взаиморасчетов и т.д. не только заказчиков, но подрядных организаций.

– Если посмотреть на сайты министерств и ведомств, они не скрывают проекты законов и изменений в них; все в открытом доступе…

– За два с лишним десятилетия очень многие специалисты отрасли отвыкли что-то предлагать и просто не верят, что на их предложения обратят внимание. Ассоциация же этим неверием не болеет. Мы принимаем активное участие не только в обсуждении законов, но в последующем его мониторинге.

Но законы во всех случаях – это далекая перспектива. Они не принимаются немедленно. Достаточно же быстро можно изменить в отрасли техрегламенты.

Не так давно в ассоциацию обратились поставщики гидроизоляционных материалов, один из которых нельзя было включать в проекты паркингов. То есть люди обратились к нам с мелкой, по их меркам, местечковой, проблемой. Но ее решение, как оказалось, способно снять проблему всех протекающих паркингов в стране (там были реальные трудности с гидроизоляцией, вода протекала на многих объектах).

Некому было в свое время пролоббировать данную норму.

И – что показательно – такие корректировки охотно принимаются государством, так как они решают массу мелких повторяющихся проблем. То есть среда для ведения бизнеса становится лучше. И отрасль движется вперед, так как в одном правовом поле находятся и небольшие строительные фирмы, и огромные архитектурно-проектные институты, и поставщики стройматериалов, и даже специалисты в министерствах, которые создают эти нормы и отвечают за них.

– Насколько пригодным для ведения бизнеса вы считаете правовое поле страны?

– В том, что касается нашей отрасли, оно достаточно действенно и обеспечивает необходимый уровень безопасности, так как законы «заточены» на то, чтобы они реально работали, чтобы их нельзя было игнорировать.

Проблемы в другом (повторюсь): в общественном обсуждении законов. Точнее, в его отсутствии, при том, что вся информация – в открытом доступе, законодатели просят принять участие, у вас есть конкретные предложения, но коммуникации между сторонами нет. Ассоциация, должна восполнять этот пробел, становиться неким мостом между юристами, теоретиками законотворчества и практиками архитектурно-строительного рынка.

В конце концов, ассоциация создана не потому, что «толпой» легче говорить с чиновником. Нет. Это значит, что каждого из этой «толпы» норма закона затронула (либо затронет).

За те годы, что ассоциация входила в МССПиР, положительные изменения удалось внести в такие нормативно-правовые акты, как Постановление Совмина № 252 (21.03.2014), в СТБ 233-2015 и т.д., что позволило значительно снизить требования к классам сложности зданий. А это, в свою очередь, упростило проектирование и строительство небольших объектов. Еще недавно перечисленные нормы очень существенно ограничивали возможности для инвестиций в локальные проекты в регионах. Сегодня проблема исчезла.

К примеру, снятие требования аттестации специалистов, выполняющих раздел проекта организации строительства, на качество и безопасность никак не повлияло, зато уменьшило финансовую нагрузку на предприятия. Теперь не требуется повторного обучения для сдачи экзамена работника, если он – практикующий специалист (он и без обучения сдаст экзамен, а предприятие сэкономит деньги).

Удалось снять требование к стоимости основных средств архитектурно-строительных организаций. Эта норма, никак не влияя на качество специалистов, просто «смахивала» с рынка, как хлебные крошки со стола, много небольших предприятий. У заказчиков появилось больше выбора, и им теперь нет необходимости обращаться в огромные фирмы ради маленьких проектов.

Но много «странных» требований еще осталось. К примеру, доплата при обучении специалиста за его должность (пусть он – начальник отдела). При том, что на содержание программы обучения и тем более на качество работ обучаемого это не никак влияет.

И таких требований слишком много, из-за чего их лучше вынести в отдельную тему. Но эти факты лишь подтверждают общую картину: «завалы» в нормотворчестве еще огромные, без работы ассоциация не останется. И здесь радует то обстоятельство, что такие маленькие шажки улучшений микроклимата отрасли видят и чувствуют все его участники; в ассоциацию вступают все больше людей и предприятий. К людям приходит осознание, что экономическую среду, в которой все мы живем, можно сделать лучше.

– В стране проводится огромное количество тендеров, направленных на максимальное удешевление конечного продукта (услуги), а не на его качество…

– Это тоже отдельная проблема, она очень широкая, и ее требуется безотлагательно решать.

Дело в том, что в Беларуси слились воедино два совершенно разных термина: тендер и конкурс. Первый направлен на удешевление, к примеру, проекта, второй – на выбор лучшего проекта без особой оглядки на цену.

На практике это приводит к перекосам, о которых мы говорили в начале. Огромный НИИ или знаменитая творческая мастерская со множеством регалий соревнуется с ООО «Рога и копыта», в штате которой директор, бухгалтер и «купленные на время тендера» специалисты с аттестатом. Вторая организация всегда победит меньшей ценой, хотя у нее не будет портфолио серьезных реализованных проектов, подтверждающих квалификацию.

Конкурс – это концептуальный выбор решения. Конкурсы в отношении крупных объектов, хотя и редко, но все же проводятся. Правда, большинство из них – закрытые.

Во всем мире (даже в России) эта процедура открытая. Каждый имеет право принять в ней участие. И крупный НИИ, и архитектор-одиночка. И в будущем застройщик должен работать именно с тем архитектором, который выиграл конкурс. Проект строительства «Минск-Арены» в закрытом конкурсе одержала одна литовская компания. Проект действительно хороший. Но не факт, что он оказался бы лучшим, будь конкурс открытым.

Кто-то скажет, что такая форма – следствие коррупции. Я не буду этого утверждать, но все же скажу: плохо, когда общество банально отодвигается от выбора лучшего варианта.

Представьте встречу двух человек, проживающих формально в одинаковых квартирах (хотя бы по метражу). И один удивляется лучшей планировке квартиры у второго. А теперь увеличьте масштаб плохой планировки квартиры до уровня плохой планировки города, страны…

Важно помнить: законы сами по себе никогда не принимаются. За каждой нормативной статьей – либо некомпетентность того, кто его пишет, либо предложение лоббиста. И если законодательный акт ущем­ляет права предприятий целой от­расли, значит, наша задача – устранить причину.

Автор публикации: Владимир ОРЕХОВ
«Экономическая газета»
ЗАО «Белбизнеспресс»

Наверх